Купить ссылку здесь за руб.
Поставить к себе на сайт
IT - ОБЗОРЫ И НОВОСТИ

Павел Казарин: Фабрика ненависти

Глобальный сбой в работе Facebook сделал эту соцсеть главным фигурантом новостей. И он же отвлек внимание от слушаний в Сенате, где давала показания бывшая сотрудница компании Фрэнсис Хауген. Причем, ее признания способны навредить Марку Цукербергу куда больше, чем недавний шатдаун.

Фрэнсис Хауген проработала в компании Facebook два года. Она была ведущим менеджером по продукту и, по ее словам, в какой-то момент политика компании стала вызывать у нее сомнения. В итоге она скопировала десятки тысяч страниц внутренней документации – чтобы затем выложить их в открытый доступ.

Эти документы пролили свет на множество злоупотреблений. Например, на существование VIP-пользователей, которым разрешено нарушать правила и не получать за это бан. На слабую модерацию в региональных офисах, из-за чего в ряде стран криминальные синдикаты используют Facebook в преступных целях. Кроме того, стало ясно, что компания не пытается эффективно противостоять антипрививочной пропаганде – из-за чего миллионы людей по всему миру оказываются под угрозой.

А еще стало известно о том, что алгоритмы фейсбука настроены таким образом, чтобы сталкивать людей лбами и вызывать негативные эмоции. В эфире передачи «60 минут» на CBS News Фрэнсис Хуаген рассказала о том, что с помощью телефона пользователь способен увидеть около 100 единиц контента соцсети в течение пяти минут. При этом у компании есть тысячи вариантов контента, которые она может вам показать.

Но, по словам экс-сотрудницы компании, алгоритмы Facebook выстроены таким образом, чтобы показывать вам контент, вызывающий ненависть и гнев. Потому что именно он вызывает у людей эмоции. И чем больше контента вы потребляете, чем больше эмоциональных реакций вы проявляете – тем больше соцсеть зарабатывает. В то время как спокойный, вдумчивый и взвешенный контент получает куда меньшую индексацию и пользователи видят его значительно реже.

Фактически, речь идет о том, что алгоритмы фейсбука кормят пользователей неврозами – чтобы провоцировать реакцию. Но даже если угроза санкций заставит Марка Цукерберга отрегулировать свое детище – это не решит всех проблем. Нам выпало жить в эпоху соцсетей и у этого есть последствия.

В конце концов, именно соцсети позволили фрикам по всему миру объединяться. Лет сорок назад сторонник теории плоской Земли был обречен на одиночество. Он мог подозревать окружающих в лицемерии или глупости, мог быть уверен, что астрономы и учебники врут – а себя считать одиноким пророком. Но именно интернет и соцсети подарили ему возможность находить единомышленников, объединяться с ними в группы и создавать политический запрос. На который в какой-то момент стали откликаться политики.

Вдобавок, медиарынок перестал быть рынком продавца, а стал рынком покупателя. Люди не рациональные создания, а рационализирующие. Они сперва делают выбор, а затем ищут подтверждение, что поступили правильно. В результате, медиа стали подстраиваться под этот запрос. Они перестали усложнять представление о реальности для своей аудитории. Вместо этого они стали своей аудитории подыгрывать. Убеждая своих зрителей и читателей в том, что они – носители правды, справедливости и единственно верной точки зрения. Диалог закончился – и мы стали жить в ситуации множества монологов.

И нет ничего удивительного в том, что сегодня те же Соединенные Штаты всерьез готовы рассуждать о правилах для соцсетей. Да, это частный бизнес. Да, речь идет о коммерческих компаниях. Но в ситуации, когда треть взрослого населения планеты является пользователями одной соцсети – непрозрачность алгоритмов может создавать риски.

Документы, которые опубликовала Фрэнсис Хауген, довольно иллюстративны. Например, в Мьянме, где 90% населения буддисты, в местном сегменте Facebook было множество призывов к расправам над народом рохинджа. Эта этническая группа живет в Мьянме и исповедует ислам, но до 2015 года у компании в регионе был лишь один модератор, который владел бирманским языком. А потому соцсеть в этой стране превратилась в рассадник ненависти.

Впрочем, постсоветское пространство – не исключение. С самого начала гибридной войны Россия активно пытается работать с настроениями украинских граждан – в том числе, при помощи социальных сетей. И до недавнего времени дефицит модераторов было принято объяснять тем, что наш рынок для социальной сети неприоритетный, а потому у компании нет возможности уделять ему много внимания.

Такое объяснение, впрочем, никак не снижает остроту проблемы. В момент появления соцсетей мы полагали, что это будет пространство общения всех-со-всеми. Что это будет площадка для обмена идеями и для дискуссий. Но оказалось, что соцсети по замыслу своих создателей могут превратиться в гладиаторскую арену. А пока собственники компании зарабатывают на наших неврозах – другие крупные игроки используют людскую доверчивость, чтобы отстаивать свои интересы. Например, убеждая всех в том, что жертва насилия виновна в случившемся. Или в том, что украденное принадлежит грабителю лишь потому, что ему так захотелось.

Вероятно, дискуссия об алгоритмах соцсетей должна была начаться несколько лет назад. Но лучше поздно, чем никогда.

Специально для Радио Свобода

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Статьи, публикуемые в разделе «Мнения», отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net

Добавить комментарий